amhran
Источник: Everyday Asperger's

4) У нас часто встречаются сопутствующие атрибуты других синдромов, расстройств и нарушений. Мы имеем склонность к ОКР (обсессивно-компульсивному расстройству). Нам свойственны проблемы сенсорного восприятия (чувствительность к свету, звуку, текстурам, запаху, вкусу), общая тревожность и/или постоянное чувство опасности, особенно в местах с большим скоплением людей. На нас порой навешивают противоположные ярлыки: нас называют депрессивными и слишком веселыми, ленивыми и чересчур активными, бестактными и слишком чувствительными, невнимательными и дотошными, рассеянными и слишком сосредоточенными. У кого-то из нас слабый мышечный тонус, слишком подвижные суставы или плохая моторика. Кто-то так и не научился правильно держать авторучку. Нам свойственны расстройства питания, чрезмерное пристрастие к определенной еде и проблемы с соблюдением диет. Кто-то из нас страдает синдромом раздраженного кишечника, фибромиалгией, хронической усталостью и другими нарушениями иммунной системы. Когда мы искали ответ, почему мы смотрим на мир иначе, нам говорили, что мы просто жаждем внимания, что мы параноики, ипохондрики или слишком зациклены на диагнозах и ярлыках. Мы сомневались в себе только потому, что знали, что мы другие, но не могли доказать это. Мы подавляли собственную личность, пытаясь вести себя иначе и быть кем-то, кем мы не являемся. Мы до сих пор подвергаем сомнению свое место в мире. Мы спрашиваем себя, кто мы и что от нас ждут другие. Мы ищем свои «хорошо» и «плохо», а потом, по мере взросления, понимаем, что настоящих ответов нет, что всё – лишь теории и домыслы. И задаемся вопросом, где искать дальше.

5) Чтобы быть среди людей, нам нужно притворяться. Через пробы и ошибки мы теряем друзей. Мы делимся слишком многим, открывая сокровенные подробности незнакомцам. В школе мы слишком часто поднимали руку на уроке или не поднимали совсем. Мы плохо контролируем импульсивность нашей речи, не даем вставить слово другим и снова и снова говорим о себе. Мы не нарциссы и не жаждем контроля – но производим такое впечатление. Мы говорим о себе, потому что только так осмысливаем мир, так, по нашему мнению, сближаемся с другими. Мы используем это осмысление как фундамент, как способ понять другого. Мы делимся своими чувствами и взглядами, чтобы дотянуться до собеседника. Мы не хотим казаться эгоцентричными или навязчивыми. Мы просто не можем иначе. Мы не можем изменить то, как смотрим на мир. И все же, мы учимся следить за тем, что говорим. Мы начинаем многое прятать внутри. То, что происходит вокруг, то, что ощущают наши тела, что осознаёт наш разум. Мы очень многое держим в себе, когда пытаемся общаться, как надо. Все сложности, с которыми мы сталкиваемся при общении – как контролировать зрительный контакт, тон голоса, расстояние от собеседника, позу, осанку – мы продираемся сквозь всё это и пытаемся сосредоточиться на том, что человек говорит, удерживая все «надо» и «не надо» в голове. После разговора мы чувствуем себя измотанными и продолжаем думать, правильно ли мы вели себя, вдруг мы обидели, оскорбили, поставили в неловкую ситуацию других или себя. Мы узнаём, что люди не так открыты и доверчивы, как мы. Что другие сдерживают и фильтруют свои мысли. Мы узнаём, что наш мозг устроен иначе. Мы узнаём, что выживать – значит, притворяться.

6) Мы ищем убежище дома или в другом безопасном месте. Дни, когда нам не нужно куда-то идти, с кем-то говорить, отвечать на звонки и вообще выходить из дома – это дни, когда мы можем выдохнуть и расслабиться. Приход гостей мы воспринимаем как угрозу и хотя логически осознаём, что ничего страшного в этом нет, спокойнее нам ни капли не становится. Нас угнетает любое предстоящее событие. Даже поручение, которое мы себе назначили, например, пойти погулять с собакой, может вызвать сильнейшую тревогу. Проблема не просто в том, чтобы выйти на люди. Проблема во всех действиях, которые нужно для этого предпринять – всех правилах, условиях и нормах. Множество решений ошеломляет: что надеть, что поесть, принять душ или нет, во сколько вернуться, как спланировать время, как вести себя вне дома – все эти мысли роятся в голове. Сенсорное восприятие доходит до перегрузки – блузка колется, лифчик натирает, туфли жмут. Что сделать до выхода – почистить зубы или сначала принять душ, дописать ли письмо, перезвонить сейчас или когда вернусь, и идти ли вообще? Может быть, проще остаться дома, но считается «полезным» выходить на улицу, общаться, дышать свежим воздухом, делиться впечатлениями. Но выход из дома не кажется нам «полезным», потому что мы не чувствуем себя в безопасности. Некоторые из нас пробовали когнитивную поведенческую терапию, мы говорим себе «нужные» слова, чтобы убедить себя, что просто наши мысли неправильно работают, что на самом деле мы в безопасности… но и это становится дополнительной проблемой. Самоубеждение должно помогать, но оно превращается в еще одно препятствие, еще один набор правил, которые мы должны соблюсти, чтобы выйти из дома. Все, что нам нужно для покоя – свернуться калачиком на диване вместе с домашним питомцем, одеялом, чашкой чая и хорошей книгой или фильмом. Тогда хоть ненадолго мы можем остановить бег мыслей, связанных с необходимостью принимать решения и иметь дело с внешним миром. У простых вещей простые правила.

Перевод amhran

@темы: переводы, СА, самодиагностика