amhran
Первая из цикла статей о сенсорной чувствительности.

Сенсорная чувствительность и атипичное сенсорное восприятие

Однажды у меня была футболка, которую я очень хотела полюбить. Это был сувенир из поездки на Гавайи. Цвет, материал, размер, фасон – все было идеально. Это была бы моя любимая футболка, если бы не одна деталь.

На ее вороте была крошечная ниточка, которая царапала мне шею. Настолько маленькая, что я не могла ее разглядеть. Я отпорола ярлык и убрала все нитки вокруг, но эта единственная никуда не делась.

Я решила, что привыкну. Я решила притвориться, что этой мерзкой колючей нитки не существует. Если я ее не вижу, я смогу ее игнорировать.

Я пыталась. Я правда пыталась.

Я включила футболку в свой летний гардероб и носила ее как минимум раз в неделю. Материал становился мягче с каждой стиркой, что делало его еще приятнее. Это была одна из моих самых удобных футболок. Она была бы самой желанной вещью – идеальной – если бы не эта микроскопическая нитка.

Я испытывала к ней очень сложные чувства. Я твердо была намерена не позволить этой нитке одолеть меня. Это стало идеей-фикс. Иногда я носила ее целый день, стараясь не замечать, как нитка впивается мне в шею при каждом движении. Иногда я могла дотерпеть лишь до середины дня, а потом переодевалась – со вздохом облегчения – в другую одежду. С тщательно отпоротым ярлыком.

Это продолжалось не один год. Я носила футболку несмотря на то, что моя шея чесалась и саднила, и я целый день непроизвольно дергала ворот. Я носила ее до тех пор, пока наконец не призналась самой себе, что никогда не привыкну к этой нитке. Когда я отдавала эту футболку в благотворительность, это было равносильно поражению. Какая-то нитка, такая маленькая, просто невидимая, взяла надо мной верх.

Как вы можете догадаться (по моей готовности подвергать себя мучениям), я способна выдержать довольно сильный физический дискомфорт. Я могу вытерпеть усталость и боль при беге на длинные дистанции. Я могу заниматься на тренажере или лупить тяжелую грушу до тех пор, пока у меня не закружится голова.

Но нитка – это нечто совсем другое.

Только когда я узнала о своей сенсорной чувствительности и нарушении сенсорного восприятия, я поняла, почему не смогла абстрагироваться от этой нитки. Или почему мне доставляют дискомфорт ярлыки на одежде, кружевная отделка и еще длинный список моих тактильных проблем. Что более важно, я поняла, что не обязана переступать через себя.

ПРИНЦИПЫ СЕНСОРНОЙ ФИЛЬТРАЦИИ

Наш мозг оснащен замечательной функцией под названием сенсорная фильтрация. [В английском языке используется термин sensory gating, от слова gate – ворота, шлюз.] Мне нравится эта визуальная метафора. В любой заданный момент одни «шлюзы» открываются, чтобы впустить нужную информацию, а другие остаются закрытыми, чтобы отсечь лишнее. Наш мозг постоянно решает, какие шлюзы открываются, а какие закрываются. Например, пока я сижу и печатаю, из коридора доносится лай собаки, на улице воет сирена, по подоконнику стучит дождь, а по дороге едут машины и грохочут по металлической плите. Все эти звуки мне не нужны. Мозг большинства людей отметит эту ненужность и закроет «шлюзы», чтобы посторонние звуки не отвлекали.

Типичному человеку пришлось бы перестать печатать и прислушаться, чтобы различить детали фонового шума. Мой же аутичный мозг его не фильтрует, и пока я пишу, в голове одновременно бегут мысли: «дождь пошел… какая настырная собака… машин сегодня больше, чем обычно… это пожарные, полиция или скорая?»

И все это, пока я печатаю! Не между предложениями или в перерывах, а постоянный поток мысли, идущий параллельно с основным действием. Удивительно, правда? А люди говорят, что мы не способны на многозадачность.

И это только один вид сенсорной информации – звук. Помимо этого, нас постоянно бомбардируют нужные и ненужные данные от наших глаз, носа, рта и кожи. Каждую секунду мы получаем миллионы фрагментов сенсорной информации. Типичный мозг фильтрует входящие данные, снижая объем информации, поступающей в мозг для обработки, в тысячи раз.

Обработка сенсорной информации в мозгу – процесс сложный и не до конца изученный, особенно, в аутичном мозгу. Но есть просто описание: после того, как сенсорная информация проходит через «шлюз», она передается другим областям мозга для анализа и реагирования. Система сенсорной фильтрации может передать информацию или префронтальной коре, которая отвечает за принятие решений и сложные формы поведения, или лимбической системе, которая часто называется «эмоциональным мозгом» и, помимо прочего, отвечает за реакцию «бей или беги» в случае грозящей опасности.

Система сенсорной фильтрации, префронтальная кора и лимбическая система работают сообща, обмениваясь друг с другом сигналами и обеспечивая тонкую настройку нашего восприятия.

При фильтрации входящих данных аутичный мозг, по всей видимости, некорректно определяет релевантность этих данных. Сенсорная информация, которая поступает для обработки в наш мозг – это какофония нужного и ненужного. По некой причине, наш мозг не только пропускает лишнюю информацию через шлюзы и передает ее на обработку, он также неверно расставляет приоритеты обработки. В результате бывает так, что фоновый шум воспринимается столь же громко (или еще громче), как разговор, который мы пытаемся вести.

АТИПИЧНОЕ СЕНСОРНОЕ ВОСПРИЯТИЕ

Большинство аутичных людей имеет какую-либо форму атипичного сенсорного восприятия. DSM-5 наконец-то признал это, включив сенсорную гипер- и гипочувствительность в свои обновленные критерии диагностики расстройств аутистического спектра (РАС).

В чем причины возникновения атипичного сенсорного восприятия, до конца не ясно. Мы знаем, как выглядит типичное и атипичное восприятие, но не знаем, что именно вызывает эти различия. Многое указывает на то, что причины – нейрологические, и это значит, что мозг людей с атипичным сенсорным восприятием буквально устроен по-другому – по-другому связаны между собой нейроны.

Я не знаю, в чем именно заключается это «по-другому». Я не могу сказать, на каком этапе происходит проблема – фильтрации, подавления, обработки, расстановки приоритетов или обратной связи. Чем больше я читаю о нейрологическом устройстве сенсорной системы, тем больше нахожу мест, где что-то может пойти не так.

Но я знаю, каково это – когда мозг устроен по-другому.

Насколько я могу судить, механизм сенсорного восприятия у типичных людей работает, как насадка для душа. Они могут настраивать температуру и напор так, как им необходимо. У людей с атипичным восприятием вместо душа – пожарный шланг. Мы получаем информацию постоянно, все время и всю сразу. Регулирование этого потока варьируется от сложного до невозможного или абсолютно непредсказуемого.

Именно поэтому, как бы я ни старалась и ни желала этого, я не могла привыкнуть к той нитке на моей футболке. Эта единственная ниточка действовала на меня как пожарный шланг, и никакое количество времени не могло это изменить.

Источник: musingsofanaspie

@темы: сенсорная чувствительность, переводы, СА, статьи